Самое главное чудо. Беседа с иереем Дионисием Куваевым, настоятелем Богоявленского храма города Козельска

06 декабря 2017

277971.s

Православие.Ru

Из этой беседы вы узнаете о том, как Господь одним удивительным и промыслительным событием призвал всю семью Куваевых к служению Церкви в монашеском или священническом чине, о том, какие знания старец Илий (Ноздрин) считает самыми важными в жизни, в чем сила старца и почему прозорливость – не фокус, чтобы удивить, как Божиим промыслом построили огромный храм в небольшом поселке рядом с Оптиной и почему старец благословил матушку на незапланированную операцию.

Как Господь призвал мою семью

 

– Отец Дионисий, в жизни каждого человека действует Промысл Божий, но иногда он скрыт, а иногда явно открывает себя в каких-то знаках, знаменательных встречах, вовремя услышанных словах. Были ли такие знаки, явные проявления Промысла Божия о вас в вашей жизни?

 

– Да, безусловно. Я думаю, что Промысл Божий может видеть и замечать любой человек – было бы желание. Господь постоянно промышляет о нас, ведет нас по жизни, и не замечать этого Промысла можно только при отсутствии желания...

Как моя семья и я сам узнали о Промысле Божием? Когда-то мы были далеки от веры... Но даже если человек не знает Бога, наступает момент, когда Господь этому человеку открывается, Сам его призывает: Не вы Меня избрали, а Я вас избрал (Ин.15, 16). Потому что мы можем Его не знать, но нет ни одного мгновения, когда бы Он нас не знал.

Как Господь призвал мою семью? Случилось это так. Брат моей мамы, мой дядя, учился в Тверском Государственном Университете. В 1990-м году он поехал в Оптину Пустынь. Была ли эта поездка паломнической или просто туристической – этого я сейчас уже не помню. Монастырь тогда (в 1989-м году) только-только вернули Церкви, и он лежал в руинах, но те, кто приехал его восстанавливать, сейчас вспоминают об этих годах, как о самых необыкновенных – полных духовного подъема. Господь и преподобные старцы Оптинские обильно благословляли и утешали свой первый Оптинский призыв после многих десятилетий запустения в монастыре.

И мой дядя, 25-летний Вячеслав (впоследствии инок Гавриил), всем сердцем почувствовал эту призывающую благодать. Он познакомился с отцом Илиодором, ныне иеродиаконом, открыл ему душу, рассказал, как тронула Оптина его сердце. После таких сильных духовных переживаний молодому человеку уже совсем не хотелось возвращаться в мир. За один день у него произошла полная переоценка ценностей – так властно позвал его Господь.

 

Отец Илиодор
Отец Илиодор
Помните, как Он позвал апостолов? Они спокойно рыбачили – а Господь позвал, и они все бросили: лодки, сети, дома, имущество – и пошли за Ним. Пошли, чтобы вместо спокойной жизни пребывать в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе (2 Кор.11, 26‒27).

 

В ответ на признания молодого человека отец Илиодор сказал ему: «Поезжай домой, возьми вещи и возвращайся в монастырь». Мой дядя так и сделал. Он был пострижен в монашество с именем Гавриил, несколько лет нес послушание келейника у старца, схиигумена, ныне схиархимандрита Илия (Ноздрина).

В 1991-м году дядя приехал к нам, чтобы нас окрестить. Мне исполнилось семь лет, младшему брату четыре года. Мама тоже была некрещеная. Бабушка верила в Бога и обращалась к Нему в трудные минуты, но детям о Боге не рассказывала – советское воспитание. Мы не являлись атеистами, просто были такими – пустыми духовно. Благодаря дяде мы все покрестились.

О том, как дома закончилась еда,
и что из этого вышло

 

Иерей Дионисий
Иерей Дионисий

 

– И пришли к Богу?

 

– Не сразу. Это довольно удивительная и промыслительная история. До 1993 года мы в храм не ходили. Но дядя молился за нас в Оптиной, и произошло следующее. В 1993-м году нам с братом исполнилось девять и шесть лет, летние каникулы мы с ним проводили в деревне у родственников, а мама оставалась в городе. Она работала на фабрике, и всем фабричным уже несколько месяцев не платили зарплату. Папа трудился на предприятии, где зарплату тоже задерживали. И вот наступил такой момент, когда у них в доме совсем не осталось продуктов. Совсем ничего – только соль.

Кто-то из соседей по подъезду, имевших земельный участок, после очередного сбора урожая принес маме целый таз огурцов. Она, конечно, очень обрадовалась и решила их засолить. А хочется же хоть какую-то приправу положить – хотя бы чеснок. И вот она несколько дней ждет: не получится ли у неё где-нибудь достать пару головок чеснока.

В выходной день мама решает сделать, пока дети в деревне, генеральную уборку. Перебирает книги в книжном шкафу и находит в одной из книг бумажную иконочку святой блаженной Ксении Петербургской. Позднее она пыталась выяснить, откуда в детских книжках оказалась эта иконочка, но так и не смогла этого узнать. И мама неожиданно для себя начинает молиться святой блаженной Ксении и рассказывает ей все свои горестные обстоятельства: денег нет, продуктов нет, даже чеснока, чтобы засолить огурцы – и то нет.

Ночью – звонок в дверь. Мама открывает: на пороге стоит её брат, отец Гавриил. Приехал на «Волге» из Оптиной – вся машина загружена продуктами. Мешок сахарного песка, мешок крупы и так далее. Ожидать такого было совершенно невозможно.

Отец Гавриил впоследствии рассказывал, что сам тогда не понял, отчего старец, отец Илий, благословил его: «Поезжай к сестре, отвези ей продукты». А дядя жил уже несколько лет в монастыре и не знал о том, что в миру начались такие перебои с зарплатой.

Он маму просит:

– Маргарита, покорми водителя.

Мама отвечает:

– У меня сегодня совсем ничего не приготовлено.

– Тогда хотя бы чаем угости.

– В доме нет чая.

И отец Гавриил заплакал – он только тогда понял, почему старец послал его к сестре. Отец Илий благословил его отвезти продукты, и самое последнее, что дал, был чеснок. Сказал: «И отвези ей чеснок».

У мамы это была первая в жизни молитва. Она получила ответ – и этот духовный опыт потряс её

И вот выгружают они из машины продукты, и в конце отец Гавриил вручает маме чеснок. И это уже оказалось настоящим чудом: она не просто получила продукты, но именно то, что просила. У мамы это была первая в её жизни сознательная молитва. Она получила ответ – и этот духовный опыт потряс её.

Дядя потом вспоминал: он никуда не собирался, ничто не предвещало никакой поездки, не было даже никаких разговоров о том, чтобы куда-то ехать. Внезапно после литургии старец сказал ему:

– Тебе нужно съездить к сестре – к Маргарите. (А у дяди, кроме моей мамы, были ещё две сестры.)

– Когда?

– Сейчас и поезжай.

Всю ночь мама и её брат общались, что-то там вспоминали, плакали. Отец Гавриил предложил ей приезжать в Оптину, рассказал, как туда добраться, и утром они с водителем уехали назад в монастырь.

Как старец Илий стал духовным отцом всей моей семьи

 

Отец Илий
Отец Илий
– И ваша семья в первый раз поехала в Оптину Пустынь?

 

– Да, мы съездили всей семьей в Оптину, отец там покрестился. И когда вернулись из монастыря – воцерковились. Дальнейшая наша жизнь была уже сознательной жизнью христиан: мы исповедовались, причащались. Старец Илий стал духовным отцом всей моей семьи.

Каждое лето мы с братом проводили теперь уже не в деревне, а в Оптиной, нам давали какие-то детские послушания, мы помогали на просфорне, ещё разливали по бутылочкам масло. Жили в башенке. Отец Гавриил и отец Илиодор нас воспитывали. От отца Илиодора мы буквально не отходили весь день. Именно он давал нам первые молитвенные правила, учил, в какие дни ходить на службы к пяти утра, в какие можно к семи утра, когда сходить искупаться в святом источнике.

Мы общались со старцем, отцом Илием, и он молился о нас. Самое главное, что я помню – старец говорил иногда: «Вот когда вы будете жить в Козельске...».

А я тогда не понимал, как это мы будем жить в Козельске, если мы живем в Кимрах? Но в 1999-м году, когда мне исполнилось пятнадцать, мы действительно переехали в Козельск, чтобы быть ближе к Оптиной. И дальше наша жизнь шла уже под духовным руководством и по благословению отца Илия.

Старец Илий стал духовным отцом всей моей семьи

– Отец Дионисий, почти все члены вашей семьи связали свою жизнь со служением Православной Церкви в священническом или монашеском чине...

– Да, моя бабушка в 2000-м году была пострижена в монахини в Шамордино. Моя мама, по благословению старца, приняла монашеский постриг в 2013-м году. Сестра мамы – монахиня Мария, её дочь – инокиня, сын – иерей Димитрий, служит в Подборках и дважды в неделю – в Шамордино, где бабушка подвизалась в монашестве 15 лет, прежде чем отойти ко Господу. Мой младший брат – иподиакон у епископа Острогожского и Россошанского.

К этому могу добавить, что старец Илий звал моего брата с его семилетнего возраста монахом. А мне старец тоже сказал о моем пути ещё тогда, когда я только поступил в семинарию – уже тогда он знал, какой путь меня ждет: монашеский или семейный.

– И теперь вы глава многодетной семьи...

– Да, на момент нашей беседы моя матушка находится в роддоме. Ждем пятого ребенка.

– Отец Дионисий, вы – духовное чадо старца. Не могли бы вы немного рассказать о нем?

– Знаете, я думаю, что самое важное не в прозорливости старца, не в том, что по его молитве происходят исцеления, какие-то чудотворения. Самое важное, самое главное чудо – это то, что в нашей жизни бывают люди, которые настолько любят Бога, настолько доверяют Богу, что через них Господь открывает Самого Себя остальным и действует, исцеляя и указывая дальнейший путь.

Потому что не каждый, в силу своей греховности, может понимать Божий Промысл и вообще помнить о Нем постоянно...

Батюшка ничего особенного не говорит людям. Если вы ждете ораторского искусства – вы обращаетесь не по адресу. Сила старца не в словах. Его сила в молитве. На первый взгляд, он вроде бы ничего особенного и не говорит. Скажет, например:

– Ничего, ничего, ты только молись...

Ведь все делает Господь. А Господь все может – Он Всемогущий.

Чем старец отличается от старика

Когда меня спрашивают о старце – я пытаюсь объяснить, чем старец отличается от старика. Иногда говорят: «Стар, что мал». Да, действительно, когда человек не живет духовной жизнью, не борется со своими страстями, эти страсти к старости становятся особенно заметны, и старичок капризничает – он нуждается в любви.

А старец сам имеет любовь в преизобилии. Имеет её столько, что испытывает потребность проявлять её к другим людям – к каждому нуждающемуся человеку. Бог – есть Любовь. И тот, кто сам всегда с Богом, кто находится в постоянном Богообщении – он сам уподобляется Богу в любви. А одно из свойств любви – распространяться.

Мы, обычные люди, не можем не проявлять свою любовь по отношению к любимым нами людям. Но круг тех, кого мы любим, обычно очень ограничен – он ограничен родственными и дружескими связями. И наша любовь, как правило, взаимна: мы любим тех, кто любит нас – любовь за любовь. А Бог любит нас вне зависимости от нашего отношения к Нему. Притом – всех одинаково, независимо от того, насколько эта любовь взаимна.

Поэтому человек, пребывающий в Боге и с Богом, чувствует любовь ко всем людям вне зависимости от родственных или дружеских связей. Поэтому старцам и духовным людям дано видеть нас, понимать нас и знать о нас более, чем другим. И открывает им это Любовь, то есть Бог. В этом берет свое начало прозорливость старцев.

Человек, пребывающий в Боге, чувствует любовь ко всем людям

– Каким наставлением вашего духовного отца вы могли бы поделиться с нашими читателями?

– Батюшка часто повторяет: «Знания о Боге – это самые важные для человека знания в его жизни».

Мы можем прекрасно знать физику и математику, химию, экономику, юриспруденцию, но когда мы пойдём Туда – все эти знания не будут иметь никакого значения. Бесспорно, они нужны для земной жизни, но если говорить о самых важных знаниях – это знания о Боге и о духовной жизни.

Старец говорит: «Вот, я закончил Духовную семинарию и Духовную академию, но как бы я хотел узнать ещё больше о Боге и духовной жизни, потому что это самые главные знания».

– Не могли бы вы поделиться какой-то назидательной историей о старце?

– В самом начале моего священнического служения, на Светлой Седмице, шла уже пятая служба кряду. И вот в один из дней, когда служба не планировалась, и можно было чуть расслабиться и передохнуть, мне позвонили: к нам, на Мехзавод, приезжает отец Илий. И вот я бегу уже ночью в храм, чтобы истопить печь, сделать уборку, подготовить все к торжественной службе. Я и так всегда стараюсь поддерживать порядок, но, сами знаете, когда мы ждем дорогих гостей – подготовка особая.

 

На службе
На службе

 

И вот на следующий день начинается служба, а я правило к Причастию не прочитал. Батюшка после проповеди заходит в алтарь, смотрит на меня, а потом говорит:

– Что бы ни было, а самое важное приготовление к службе – это помолиться. Правило никогда нельзя пропускать!

Прозорливость – не фокус, чтобы удивить. Это то, что помогает спасению

И эти его прозорливые слова произвели на меня сильнейшее впечатление – такое сильное, что я в будущем никогда больше не дерзал служить, не подготовившись. Полбеды, если что-то из хозяйственных забот не будет сделано, главное – помолиться.

Прозорливость – это не фокус, чтобы удивить. Это то, что помогает спасению.

Я иногда слышу, как люди просят старца:

– Батюшка, а расскажите мне что-нибудь обо мне самом!

Но старец никогда не будет говорить о человеке, чтобы просто показать, что он это о нем знает. То, что батюшка скажет, – всегда душеполезно и назидательно.

Богоявленский храм

 

Богоявленский храм
Богоявленский храм

 

– Отец Дионисий, а как получилось, что вы служите в Богоявленском храме рядом с Оптиной Пустынью?

– По окончании семинарии, когда я уже был рукоположен в диаконы, мне позвонил инспектор семинарии, архимандрит Никита, и говорит: «Мы тут с владыкой, митрополитом Калужским и Боровским Климентом, находимся, ты готов рукополагаться в иерея? Служить будешь на Мехзаводе». – «Да мне бы только до духовника доехать!»

А для меня это было удивительно – я даже не знал, что там есть храм Богоявления Господня с нижним храмом Сорока Севастийских мучеников. Мимо Мехзавода всегда проезжаешь, когда едешь в Оптину, но в самом поселке я до этого и не бывал ни разу. Начал в этот же вечер выяснять, узнал, что храм ещё строится.

Поехал к старцу, рассказал о предстоящем рукоположении – батюшка говорит: «Хорошо, хорошо!» Оказалось, что храм, в котором мне предстояло служить, строился как раз по его благословению.

Когда я впервые увидел свой храм, он был построен до второго перекрытия, до свода, уже выше девяти метров от земли. Это был конец 2007. Сейчас храм с колокольней имеет высоту 37 м и виден почти из всех уголков Козельска. Служу я в нем десять лет.

– Храм очень большой...

– Да, храм у нас огромный, и когда я только начинал служить, находились люди, которые удивлялись и спрашивали меня: « Население Мехзавода маленькое... Вот сейчас старец такой большой храм построит – и на что ты его содержать будешь, топить, ремонты делать?»

И я как-то имел неосторожность батюшке такой вопрос задать. А батюшка смотрит на храм, лицо сияет, глаза радостные-радостные, улыбается: «Ух – такое место! Даже в голову не бери! Господь Сам все устраивает!» Так и получается. Это место дано Божиим Промыслом – и мне оно полюбилось сразу. Стало родным...

«Рекомендую, чтобы в этот раз тебе сделали кесарево сечение»

 

Семья отца Дионисия
Семья отца Дионисия
Пока статья готовилась к печати, 31 октября у отца Дионисия родился пятый ребенок – сын. По этому поводу он рассказал мне следующую историю:

 

– Старец Илий незадолго до рождения моего сына, 21 октября, служил в нашем храме. После службы моя матушка подошла к нему за благословением на роды. Отец Илий берет её под локоток, отводит в сторонку и говорит:

– Я, конечно, не врач, не знаю, как там это все с медицинской точки зрения, но рекомендую, чтобы в этот раз тебе сделали кесарево сечение. Ты не переживай, у тебя это уже пятый ребеночек, тебе сделают анестезию – все будет хорошо.

Так он мою матушку успокаивает, утешает, а она не понимает: почему кесарево? Дело в том, что детишек она рожала относительно легко, и каждого последующего – все быстрее: первый родился примерно через три часа после начала схваток, второй – через два часа, последний, четвертый, даже меньше, чем через два часа. Правда после четвертых родов у неё были некоторые осложнения, в частности, отнималась правая нога, но ей прокапали капельницы, и она вроде бы чувствовала себя получше. Показаний особенных к кесареву не было, о чем ей и объявили врачи областного перинатального центра.

30 октября у неё начались схватки, но длились они необычно долго – 13 часов. Матушка почувствовала, что родовая деятельность протекает как-то неправильно, и рассказала врачам, что её муж – священник, а духовник – прозорливый старец, который предупредил её о необходимости кесарева сечения. Все это выслушали доброжелательно, но опять же ответили, что показаний к операции нет.

И вот уже глубокой ночью матушка почувствовала, что родовая деятельность затихает, и, испугавшись за ребенка, обратилась мысленно за молитвенной помощью к духовному отцу. И вот когда врачи вошли к ней в палату в следующий раз, прямо при них аппаратура показала, что у ребенка сердцебиение резко подскочило – более 200 ударов в минуту. Это началось крайне опасное осложнение – отслойка плаценты при родах и гипоксия у ребенка. Матушке экстренно сделали кесарево сечение, и ребеночек, слава Богу, появился на свет здоровым. Если бы врачи зашли в палату чуть позже – дело могло бы закончиться трагично. Вот такая история.




Поделиться в соцсетях:


Последние статьи:

Thumb 278983.p
Православный на всю голову

Когда ты с Богом, то на всякие беды и напасти, которые раньше лишали покоя и сна, будешь глядеть через призму Христовой любви, и все вокруг тебя неведомым образом преобразится!

Thumb 277902.p
Что бывает, когда из жизни удаляют Христа

Скорбь, депрессия, тоска, безумие, самоубийство – они возникают, потому что мы не считаемся со словами Христа.

Архимандрит Андрей (Конанос)

Thumb 278439.p
«Служите Богу со страхом и разумением». Об искушениях в жизни пастыря.

Человек обречен бояться. Но либо его будут терзать сотни страхов, включая неоправданные, либо он воспитает в себе страх Божий, который, воцарившись в душе, сделает ее мужественной и верной.

Протоиерей Андрей Ткачев

Thumb 274992.p
Молитва командира. Рассказывает офицер Н.

Сижу и говорю: «Боженька, если Ты есть, выпусти нас отсюда живыми! Покрещусь, только выпусти! Спаси пацанов, они же молодые совсем!»




На главную страницу   Другие православные статьи