Экспедиция к тайным горным скитам Джалал-Абадской области

  24 июля 2017
Экспедиция к тайным горным скитам Джалал-Абадской области

В государственном природном парке «Алатай» Токтогульского р-на Джалал-Абадской обл. найдено место, где в 1930-х годах тайно, скрываясь от репрессий советской власти, служил священноисповедник схиархиамандрит СЕРАФИМ (РОМАНЦОВ). Также в ущелье Кызкоргон с. Кызыл-Ункур Базаркоргонского р-на Джал-Абадской обл. обнаружен один из тайных скитов, в котором скрывались православные верующие. Среди них были преподобномученик ПАХОМИЙ (РУСИН), афонский монах ДОСИФЕЙ, иеромонах МАКАРИЙ (ЕРМОЛЕНКО) и многие другие монахи, монахини и миряне.

С 17 по 22 июля 2017 года по благословению епископа Бишкекского и Кыргызстанского Даниила проводилась вторая поисковая экспедиция на юг Кыргызстана. Цель полевых исследований – сбор информации о священниках, монахах и мирянах, скрывавшихся от преследований советской властив годы массовых репрессий против верующих. Среди них были новомученики и исповедники Церкви Русской великий Глинский старец Серафим (Романцов) и Иссык-Кульский иеромонах-отшельник Пахомий (Русин). Экспедиция проводилась в рамках проекта «Памяти новомучеников и исповедников земле Кыргызстанской в XX в. послуживших», проводимого за счет средств, выделенных фондом поддержки гуманитарных и просветительских инициатив «Соработничество» в ходе реализации Международного грантового конкурса «Православная инициатива» 2016-2017.

В составе нашей поисковой команды было две группы: военно-патриотический клуб «Наследие» при храме Свято-Михайловском храме г. Ош в составе 17-ти человек (под руководством прот. Виктора Реймгена) и группа из г. Бишкек в составе 4-х человек (под руководством Татьяны Бабаковой). К епархиальной экспедиции присоединилась Ирина Дунай, родственница тех людей, у которых скрывался св. старец Серафим (Романцов).

18 июля мы выдвинулись в долину реки Каракульджа, туда, где ранее располагалось село Алатай Джалал-Абадской обл. Токтогульского р-на. Это – заповедная дикая местность, в которую лишь летом приезжают пасечники; выгон скота и ловля рыбы здесь запрещены. Здесь водятся медведи, волки, высоко в горах есть илбирсы – так здесь называют снежных барсов. Поселение Алатай находится примерно в 77 км от г. Токтогула. Первые 30 км дороги наша автоколонна, состоящая из трех специализированных машин и спринтера, прошла по асфальту. Затем – 35 км по грунтовой горной дороге, которую чудом преодолел спринтер, потеряв бампер. Дважды ему пришлось переезжать через горную реку, дважды он увяз в грязи – егеря позже скажут: «Такая машина здесь проехала впервые!» Дальше дороги не было. Ее накрыл сошедший этой весною селевой поток. Группу здесь уже ждали три проводника с семью лошадьми. Остальные 12 км команда шла по обрывистой горной тропе, заросшей кустарником, через горные речки, частью – на навьюченных лошадях, частью – пешком.

Дойдя до места и разбив лагерь, команда вышла на поиски. Сначала провели опрос. Жительница, одна из немногих оставшихся здесь, провела нас по заброшенному поселку и показала предметы традиционного быта русских переселенцев, мельничные жернова, разрушенную кузницу, фундамент дома, землянки. Нас больше всего заинтересовали остатки построек, ведь по исходным данным, собранным для экспедиции епархиальным историком Е.Е. Озмитель, необходимо было искать место жительства и любые сведения о большой благочестивой семье Козулиных. Это – несколько раскулаченных братьев с их многодетными семьями, из которых вышло много священников. В 1930-1940-х годах у них постоянно проживали монахи и монахини и, самое главное, св. старец Серафим (Романцов). Старец научил Козулиных, как делать домашнюю церковь, служил у них, крестил их детей, а летом уходил в горы, где подвизался в уединении. Рассказывали, что он молился под большим косым камнем, куда ему приносили еду. Со слов дальних родственников семьи Козулиных (семьи Дунай), их тетю Александру 1934 года рождения, когда она еще была ребенком, тайно приводили причащать в сооружение из камней в дальнем конце огорода.

Уже вечером спустившиеся с гор пасечники показали нам кладбище, на котором стоит единственный крест, установленный над родными могилами покойным ныне митрофорным протоиереем о. Дмитрием Козулиным. Пасечники показали нам также фундамент дома и сказали, что семья, крест которой они показали на холме, жила в этом доме. И – главная находка в Алатае – они показали нам «намаз-таш» – молитвенный камень, как его называют местные жители. Это – сооружение природного происхождения из валунов выше человеческого роста. Что примечательно, один из камней имеет плоскую скошенную поверхность. Под валунами – комната, в которую есть небольшой вход. Этот «намаз-таш» находится в конце большого участка за бывшим домом Козулиных, если подниматься на север в гору. Можно с большой долей уверенности утверждать, что обнаруженная нами пещера из валунов и есть то сооружение из камней в конце огорода, куда, по устным рассказам, приводили причащать детей. Можно также предположить, что это – тот самый камень с косой поверхностью, под которым молился старец Серафим.

21 июля группа из четырех человек выдвинулась в ущелье Кызкоргон, находящееся недалеко от села Кызыл-Ункур Базаркоргонского р-н на поиски мест других тайных скитов. По воспоминаниям дочери одного из братьев Козулиных, Надежды Григорьевны, здесь также бывал св. старец Серафим, а также – прпмч. Пахомий (Русин) афонские, глинские монахи и алмаатинские монахини.

Вот что об этих местах рассказывала Н. Г. Козулина (Тремсина): «В конце 20-х годов наша семья: мать, отец, четыре брата и я, жили в Киргизии близ Токтогульского водохранилища в поселке Алексеевка. В 1929 году нас раскулачили, отца посадили в тюрьму г. Ош, где от заключенных духовного звания он узнал, что недалеко от Джалал-Абада есть орехосовхоз, который называется Кызыл-Ункур, и в горах, недалеко от этого совхоза живут старцы-подвижники. И когда отца отпустили на свободу, то дали ему предписание — вывести семью на добровольную ссылку, куда он сам захочет, только подальше от Токтогула. И папа прямо из тюрьмы пошел в Кызыл-Ункур искать старцев, и нашел их. Нашел он сначала на одной горе в орешниках иеромонаха Досифея (он подвизался прежде на Афоне, вел очень строгую подвижническую жизнь. По каким-то делам в 1914 году приехал с Афона в Россию, но началась война, граница была закрыта, и он остался в России). Возле него жили четыре монахини: Досифея, Дорофея, Клавдия и Мария. Пасека у них стояла маленькая и избушка полувырытая. Через гору от него жили Калистрат Иванович и Мария Андреевна Гриневы из Алма-Аты, рабы Божии с двумя девочками, и возле них в то время жили отец Пахомий и матушка Магдалина алма-атинская, а на другой горке — иеромонах Макарий (Ермоленко), который был очень стареньким. Отец познакомился с ними, и старцы благословили забрать семью и привезти сюда. Папа привез сначала старшего брата, они вырыли землянку, вроде сакли с окошечком на полу, покрыли крышу сеном, и тогда уже привез нас. И вот, мы начали там жить и молиться». В 1932-1933 годах здесь были милицейские облавы – многих обитателей этих тайных скитов тогда арестовали.

Основываясь на этих воспоминаниях, в мае прошлого года прот. Виктор Реймген уже проводил в Кызыл-Ункуре опрос местных жителей. Некоторые из них рассказали, что видели двух монахов, которые во время войны скрывались в горах. Лишь изредка они спускались в поселок, посещая дома зажиточных русских семей. Эти монахи работали, держали одну-две коровы, у них была пасека – около 10-ти уликов. По словам старожилов, они носили черные одежды и онучи-лапти, ни с кем по дороге не разговаривали, только молились и постоянно плакали. Одного монаха видели в местечке Турбусай, в двух часах езды на лошади от Кызыл-Ункура. Сейчас там джайлоо – горное пастбище.

Само ущелье Кызкоргон очень красочное. Оно лежит в долине между речками Турбусай и Москол, рядом – живописные красные скалы причудливой формы. Северо-восточный склон покрыт зарослями ореха, юго-восточный – самыми разными горными травами и цветами. По словам проводника нашей поисковой группы Джунусалиева Заирбека, монах, которого видели местные жители, жил где-то возле родника в верховьях ложбины Кызкоргон. Точное место он показать не мог. Поднявшись по склону, мы поняли, простой осмотр местности ничего не даст. Склоны ложбины Кызкоргон сплошь покрыты высокой, по грудь, травой. Но место землянки открылось нам самым удивительным образом. Поисковая группа решила сделать привал. Присмотрели мы одно высокое ореховое дерево повыше на склоне, но, не дойдя до него, почему-то решили остановились под другим, небольшим деревом. Как раз за этим деревом и оказалась яма, исследовав которую проводники сказали: «Сто процентов была землянка». Мы, очистив яму от травы, обнаружили вход примерно в метр шириной. Это были две земляные насыпи земли, высотой до метра, параллельные друг другу. Вели они точно на восток. За ними – комната шириной около двух метров. Одну стену, которая идет первой по склону ущелья, практически не видно: это небольшая, сантиметров в 30 насыпь. Уверены, что это и есть одна из многочисленных тайных келий, разбросанных в Джалал-Абадских горах.

По возвращению в Кызыл-Ункур группа провела опрос в селе Авандел (ранее с.Благовещенка) и на этом поисковая экспедиция завершилась. Мы узнали, что есть еще одно место (ущелье Каракуль), в котором старожили поселка видели монаха. Другое предполагаемое место тайных поселений русских в годы советской власти – ущелье Арпаток. Это все, как и Ташкумыр, местность Берейнок (неподалеку от с. Алатай) - цель следующих экспедиции.

Огромную благодарность поисковая группа выражает семье Дунай, много помогавшей в поисках, Акылбеку Турсуналиеву, директору государственного природного парка «Алатай», проводнику Джунусалиеву Заирбеку из поселка Кызыл-Ункур и всем местным жителям. Без их отзывчивости и участия наша поездка оказалась бы малорезультативной.

Приглашаем всех энтузиастов продолжить поиски и сделать свой вклад в прославление и расширение почитания новомучеников и исповедников, подвизавшихся в годы советской власти на земле Кыргызстанской.




Поделиться в соцсетях:







Последние новости:




На главную страницу   Все новости